frisor
  • Новости
  • Политика
  • Мы были в хороших отношениях с журналистами, но в один момент все начинает переворачиваться. Часть 4 (ВИДЕО)

Мы были в хороших отношениях с журналистами, но в один момент все начинает переворачиваться. Часть 4 (ВИДЕО)

Рейтинг 0.00 (0 Голоса)

Поговорим непосредственно о ремонтных работах в аэропорту, которые были проведены без тендера.


Какого тендера ?


К работам в аэропорту приступила фирма “Жилпромстрой-8” без заключения договора, без проекта. При том, что на оглашенном – по закону – тендере победила киевская “ЕИС”. Так?


Не так.


А как ?


Скорее всего, вас интересует, как компания “Жилпромстрой-8” подписала договор.


Не только. Но, в том числе, и это, да.


Смотрите, как это все выглядит. Она (компания “Жилпромстрой-8” – С.К.) подписала договор на тот момент с руководителем аэропорта, господином Галайко. И выполняла какие-то работы. Это – их хозяйственные взаимоотношения.


Обо всем, что касается периода Влада, я вам скажу. Когда был и задержаны господа Карпин и Галайко в декабре прошлого года, мы получили 100% информацию о том, что ремонтные работы по терминалу находятся в 80%-и или в 90%-й готовности. Я тогда собрал все подразделения – силовые структуры, СМИ, активистов, всех желающих пригласил в аэропорт. Внутри аэропорта мы провели совещание (упоминавшееся в начале, оно прошло в первых числах января сего года, – С.К.). Владислав рассказал о деньгах, которые были использованы, и все увидели, что там есть по факту. Я обратился в правоохранительные органы, чтобы они дали оценку этому всему действию (по периоду руководства Галайко). И, насколько мне известно, мы стали перед следующим вопросом: для того, чтобы получить сертификацию аэропорта, надо иметь отремонтированный терминал. Проектом занимался Галайко и Карпин. Но компания, о которой вы говорите, "Жилпромстрой-8” не свалилась же с Луны?


Не свалилась, это достаточно известная николаевская компания.


Это известная компания. Они строят много объектов. Абсолютно все участники процесса ремонта и строительства аэропорта хотели в максимально короткие сроки его запустить, это и сыграло, наверное, ключевую роль, благодаря чему мы получили выполненные работы. Теперь – как это выглядит по закону? По закону нужно было проводить тендер полностью. Его провели. И на этом тендере побеждает какая-то киевская компания.


Да. “ЕИС”.


Не подписывать договор с киевской компанией оснований на тот момент не было. Нужно было подписывать. Я обратился в аудитслужбу, в прокуратуру, полицию, в СБУ, НАБУ. Они тоже изучили этот вопрос. И прислали рекомендательное письмо о том, что нужно расторгать договор (с победившей в тендере компанией “ЕИС” – С.К.). КРУ нам дали для этого основания. И изучив набор фактов, я написал письмо Владиславу... Но это же не так, как будто я откуда-то из другой страны кому-то что-то написал! Владислав был на всех совещаниях. Мы обговаривали это, проговаривали. Смотрели документы. Искали пути решения, потому что господин Галайко и компания подарили нам “подарок” под названием “вот здесь вот отремонтировано”, но нам нужно это открывать. Поэтому мы, объединив усилия, приняли такое решение. Написали в НАБУ о том, что расторгли договор.


На каких основания КРУ советовало вам разорвать отношения?


Оно не может советовать. Оно просто ответило официально на наше письмо.


Так что послужило основанием ?


Знаете, на момент предоставления документов для прохождения тендера все было, так сказать, как положено (по документам). Но потом – в законодательном русле – в КРУ документально зафиксировали фактическое положение дел и нашли основания…


Формально нашли? Выглядит так, будто вы просто хотели работать с местной компанией, которая станет делать все быстро, а с законом поступили как с дышлом.


Нет. Я хочу работать по закону.


Почему же тогда так вышло с тендером?


Это не есть противозаконные действия. По терминалу нет ущерба бюджету, так как не было и нет платежей.


Скандал вокруг аэропорта начался с того, что одна фирма победила, а вторая – в этот момент – уже сделала часть работ. Причем очень быстро. И даже, возможно, в ущерб качеству.


Все, что происходило в период работы Владислава Волошина, отвечает букве закона. И я готов нести ответственность за каждое свое слово.


С декабря, когда он был уже и.о.?


Послушайте меня. Все то, что было за период господина Галайко и Карпина, я даже ни на секунду не хочу комментировать, говорить и отвечать. Там есть уголовные дела, и пусть правоохранительные органы разбираются.


Аэропорт – ваш главный имиджевый проект. Вы не могли не контролировать этих двоих. Ну, серьезно.


Вот зря вы так говорите.


Если не контролировали, значит - плохой руководитель.


Не существует белого или черного. Поймите, это достаточно крупный инвестиционный проект. Инвестиционные врата региона. И есть целые группы, которые заинтересованы, чтобы этот аэропорт не работал. Он же до меня почему-то обанкротился?


Его десять лет как пытались приватизировать.


Но никто не хочет об этом говорить! Вспомните: в одну секунду, в один момент все сразу стало плохо. Но почему-то журналисты...


Не валите все на журналистов!


Я не валю. Ну, слушайте, мы были в хороших отношениях с ними. И вот в одну секунду все начинает переворачиваться.


После самоубийства Владислава Волошина на LB.ua вышел текст, в котором говорилось дословно следующее: “Заместитель директора аэропорта Алина Коротич заявила журналистам, что в последние две недели глава областной администрации и его заместитель Валентин Гайдаржи требовали от Владислава Волошина подписать акты выполненных работ по капитальному ремонту здания аэровокзала”.


Мне надо дать ответ на этот вопрос?


Да.


Хорошо, отвечу. Это (Алина Коротич - С.К.) – лгунья или человек, который не разбирается в вопросе. Почему? Потому что никаких актов в аэропорту не было и нет. Акты находятся на государственной экспертизе. И переписка, выложенная в интернете с какими-то видами работ – что это, мол, акты – не соответствует действительности.


Есть обращение представителя компании “Жилпромстрой-8” к Владиславу в рамках экспертизы актов. Потому что сегодня компания стоит перед фактом и необходимостью подавать в суд. Надо понять, что с работами – все подвисло в воздухе.


Все, кто знают юридическую сторону этого вопроса, понимают, что мы действовали и действуем по букве закона. Господин Карпин, который выложил переписку (с Волошиным – С.К.) вместе с Галайко занимались строительством в аэропорту.


По вашей версии, за Галайко и Карпиным кто-то стоит? Вы сами сказали, что есть группы, которые не заинтересованы в том, чтобы аэропорт заработал.


Вы знаете, мы этих людей взяли с рынка (рынка труда – С.К.). Вот, мне 40 лет и у меня есть история жизни, история моих компаний , каких-то отношений и т.д. Все кричат: "Коррупционный скандал!". Но если кто-то хочет заниматься какими-то там темными делами, то ставит на эту должность (директора аэропорта – С.К.) своего человека. Своего. А не человека, с которым накануне познакомился (подразумеваются Карпин и Галайко – С.К.).


Так за Галайко и Карпиным кто-то стоит?


Да.


Кто?


Я не буду называть эти фамилии.


Зря. Сейчас это в ваших интересах.


Я уже сказал – политические силы.


Хорошо, ваш выбор. Последний вопрос по аэропорту. В близком к вам окружении говорят, что у вас есть идея инициировать присвоение николаевскому аэропорту имени Волошина.


Я думаю над этим вопросом, но комментировать подробнее пока не готов.

Оставьте первый комментарий